В защиту ПРО

Американские моряки прибывают в Румынию, чтобы открыть новый объект противоракетной обороны — первый из двух, которые в предстоящие годы должны войти в строй в Восточной Европе. Казалось бы, сторонники ПРО должны воспринять это как хорошую новость. Но у нее есть одно примечание. Система противоракетной обороны обретает все большую поддержку в мире, что вполне понятно с учетом разрастающейся ракетной угрозы, однако она не получает поддержки там, где эта поддержка имеет наибольшее значение.

Тридцать лет назад баллистические ракеты были на вооружении у девяти стран. Сейчас таких стран — 32. Некоторые из них нестабильны (Пакистан и Египет), недружественны (Иран и Северная Корея), либо и то, и другое одновременно (Сирия).

В силу характера этих режимов (здесь на ум приходят такие эпитеты, как параноидальные и террористические), Северная Корея и Иран вызывают наибольшую тревогу в плане ракетной угрозы. Конечно, у других режимов имеются более крупные и смертоносные арсеналы, однако такие режимы довольно разумны и стабильны, а это значит, что старые правила сдерживания удержат их от опрометчивых шагов. Но с ядерным Ираном и разваливающейся Северной Кореей дела обстоят совсем не так.

В этом году Пекин посчитал, что у Северной Кореи имеется 20 ядерных боезарядов, а к 2016 году их может стать 40. Высшие военные чины из Пентагона недавно пришли к выводу, что северокорейская межконтинентальная баллистическая ракета KN-08, способная нести ядерный боевой заряд, уже находится на вооружении. Этот режим судорожно проводит испытания ядерного оружия, а в 2013 году выступил с предостережением о том, что готов нанести «упреждающий ядерный удар» по США и Южной Корее.

В 2012 году Пентагон сообщил, что Иран в текущем году может провести летные испытания своей межконтинентальной баллистической ракеты. У него уже есть пусковые комплексы для запуска ракет большой дальности. Но у Ирана имеются ракеты не только наземного базирования. В 2004 году Пентагон подтвердил, что Тегеран тайно провел стрельбовые испытания баллистической ракеты, запущенной с борта грузового судна. Этот режим идет путем Северной Кореи и готовится к вступлению в ядерный клуб, превращая таким образом терроризм в норму государственной деятельности и угрожая стереть с лица земли соседние страны.

Но хотя распространение ядерного оружия дает нам основания для беспокойства, есть две реалии, дающие и основания для надежды. Первая реалия — это показатели ПРО в бою и в ходе испытаний.

В бою американская система противоракетной обороны осуществила перехват девяти иракских ракет на начальном этапе войны в Ираке, защитив штаб коалиции в Кувейте от обезглавливающего удара. Саудовские ракеты «Пэтриот» недавно сбили ракеты, запущенные пользующимися иранской поддержкой боевиками в Йемене. Израильская система защиты от неуправляемых тактических ракет «Железный купол», имеющая те же принципы, что и ПРО дальнего действия, перехватила 735 приближающихся ракет, продемонстрировав во время недавней войны с ХАМАС вероятность поражения почти в 90%, о чем сообщает Aviation Week.

Во время испытаний в период с 2001 года эта великолепная система осуществила 66 успешных перехватов из 82, добившись показателя в 80%. Система морского базирования «Иджис» из 35 попыток провела 29 успешных перехватов. Наземные ракеты-перехватчики (которые нацеливаются на приближающиеся ракеты в их высшей точке полета) совершили 9 успешных перехватов из 17. А противоракетный комплекс подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности (THAAD) во время испытаний показал стопроцентный результат: 11 перехватов из 11 пусков.

Второе основание для надежды — это развитие глобальной инфраструктуры противоракетной обороны. Здесь ключевое слово «глобальная». 20 стран плюс альянс НАТО стали участниками появившейся недавно международной коалиции ПРО.

Президент Клинтон подписал законопроект, проложивший путь к развертыванию системы противоракетной обороны, что стало отражением общенационального консенсуса по данному вопросу. Благодаря такому единодушию президент Джордж Буш смог приступить к развертыванию многоуровневой системы противоракетной обороны, в том числе, ракет-перехватчиков наземного базирования, сети радаров, охватывающих весь мир, ракет-перехватчиков «Иджис» морского базирования и систем ПРО театра военных действий. К 2008 году НАТО утвердила американские планы по размещению системы противоракетной обороны в Восточной Европе, в том числе, предложение Буша о постоянном базировании наземных антиракет в Польше и радаров ПРО в Чехии.

Беспокойно глядя на Северную Корею, Япония развертывает систему «Иджис» на боевых кораблях и размещает у себя РЛС ПРО. Южная Корея тоже принимает на вооружение ракеты «Пэтриот» и элементы корабельной системы «Иджис», а также вплотную подходит к приобретению системы THAAD.

Израиль и Соединенные Штаты на протяжении десятилетий сотрудничают в вопросах разработки систем ПРО. А на Ближнем Востоке Совет по сотрудничеству стран Персидского залива и Соединенные Штаты Америки договорились в мае о создании «региональной системы защиты от баллистических ракет», причем Вашингтон пообещал в этом деле техническое содействие. ОАЭ недавно стали первым иностранным государством, закупившим ракеты THAAD.

Однако технические успехи в развитии ПРО и ее продвижение по миру происходят не благодаря политике президента Обамы, а вопреки ей.

В отличие от Клинтона и Буша, Обама видит в ПРО не новое оружие в американском арсенале, а козырь для торга. Чтобы успокоить Москву, Обама в одностороннем порядке отменил разработанные администрацией Буша планы ПРО для НАТО. Вместо того, чтобы развернуть постоянные комплексы ракетного перехвата в Польше и РЛС ПРО в Чехии, Обама сделал ставку на корабли ПРО в Средиземном море, в основном отказавшись от наземного варианта системы «Иджис», носящей название Aegis Ashore. Обама со своими действиями по отказу от ПРО ничего не получил взамен от Москвы, но испортил отношения внутри НАТО. Чехия отвергла планы Обамы, назвав их «утешительным призом». А представитель польского военного ведомства заявил, что отступление Обамы является «катастрофой».

В первоначальном варианте бюджета администрация Обамы сократила общие расходы на ПРО на 16%. Президент отправил на полку проект лазера воздушного базирования, а в итоге нарушил собственное обещание относительно развертывания системы ПРО в Восточной Европе. В проекте бюджета на 2013 год администрация отобрала еще 810 миллионов долларов у Агентства противоракетной обороны, на 22% сократила расходы на наземную ПРО, уменьшила количество кораблей, оснащаемых элементами ПРО и ограничила число американских наземных ракет-перехватчиков тридцатью вместо запланированных 44. (Когда Пхеньян в 2013 году забряцал ядерным оружием, администрация в срочном порядке развернула сокращенные 14 ракет-перехватчиков на Аляске и в Калифорнии. Но эти ракеты давно были бы в строю, если бы Обама просто реализовал те планы, которые были составлены обеими партиями еще до его прихода на президентский пост).При этом Обама сократил ассигнования на ПРО с девяти до 7,8 миллиарда долларов в год.

Эти сокращения имели свои последствия. В ВМС сегодня имеется 33 корабля, оснащенных системой ПРО «Иджис». К концу 2016 года ВМС понадобится 77 кораблей с системой «Иджис», чтобы удовлетворить потребности командиров боевых частей. Но у Агентства противоракетной обороны нет достаточных средств для достижения этой цели.

Все это вряд ли можно назвать неожиданностью. Во время своей президентской кампании в 2008 году Обама пообещал: «Я сокращу капиталовложения в непроверенные системы противоракетной обороны». Его аппарат ясно дал понять, что президент поддержит систему ПРО только тогда, «когда техника докажет свою работоспособность». Критики противоракетной обороны используют такие слова, как «работоспособность» и «непроверенные», для установки настолько высокой планки, чтобы все, что ниже 100-процентного результата, указывало на «неработоспособность» и «непроверенность» системы.

Но если/когда город в США или в союзной стране окажется в перекрестье прицела приближающейся ракеты, кто предпочтет нулевой шанс на перехват ракеты-убийцы, гарантированный недостаточным финансированием, а также отказом от испытаний и развертывания противоракетного щита, 80- или 50-процентному шансу?

Алан Дауд

Источник: inosmi.ru

Be the first to comment on "В защиту ПРО"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*