В преддверии встречи в Минске: перспективы переговоров

Ориентировочно 9 декабря в Минске должны состояться переговоры по урегулированию украинского кризиса. Об этом на днях заявил П.Порошенко, отметив, что Украина ставит на этой встрече задачу утверждения графика имплементации минских соглашений. С высокой долей вероятности встреча состоится, но позиции участников встречи достаточно противоречивы.

Однозначной выглядит лишь позиция России. С.Лавров по этому поводу заявил: «Россия последовательно поддерживает минский процесс и выступает за его продолжение. Попытки перенести переговоры в другие форматы, в которых не участвуют представители Донецка и Луганска, контрпродуктивны и неприемлемы. Только прямой диалог украинских сторон может дать результат. Нельзя допустить, чтобы минские договоренности постигла та же судьба, что была уготована соглашению от 21 февраля и женевскому заявлению».

Приоритетной же задачей должно стать «восстановление социально-экономических инфраструктурных связей, облегчение тяжелейшей гуманитарной ситуации, завершение обмена заложниками, начало подлинного политического процесса в контексте давно обещанного общенационального диалога — эта цель тоже записана в минских договоренностях».

В этом же ключе Россия рассматривает и усиление работы ОБСЕ: «Чтобы быть эффективной, ОБСЕ должна стать полноценной международной организацией с четкими правилами, стимулирующими коллективные действия через формирование консенсуса. ОБСЕ должна стать инструментом поиска солидарных ответов на общие для всех нас вызовы, включая разгорающийся пожар к югу от нашего региона».

Киев, похоже, смотрит на эту ситуацию несколько иначе. Прежде всего, можно проследить достаточно последовательную позицию Киева, направленную на дискредитацию ОБСЕ и ее миссии, а также исключение ОБСЕ из решения украинского кризиса.

Первое реализуется через масштабные кампании влияния в украинских СМИ, в которых миссия ОБСЕ называется бессмысленной, неэффективной, а порой и вредной. Последнее пытались представить через конспирологическую теорию о том, что якобы участники миссии ОБСЕ тайно работают на Россию и вообще передают полученные данные ополчению ДНР и ЛНР.

Во время министерской встречи ОБСЕ в Базеле глава МИД Украины П.Климкин вообще заявил, что «ОБСЕ должна начать действовать более решительно, иначе уйдет в небытие – как организация, которая не соответствует вызовам времени. История дает нам немало похожих примеров». А говоря о самой необходимости проведения нового раунда минских переговоров, Климкин выразил надежду на то, что «на следующей неделе мы организуем плодотворную и эффективную трехстороннюю встречу контактной группы. Я очень надеюсь, что уровень участников будет тот, который уже достиг результатов в Минске. Потому что это единственный уровень, в рамках которого мы эффективно можем продвигаться вперед».

То есть украинская власть дает понять, что хотя она и признает «минский формат», но не считает его важным и перспективным из-за слабости ОБСЕ.

Возможно, это лишь прикрытие для реальной переговорной позиции, которую готовят для ЛНР и ДНР. Ведь тот же Л.Кучма, который все еще остается основным переговорщиком Киева по Минску, четко стоит на позиции, что «нет оснований и необходимости изменять текст заключенного в Минске протокола по урегулированию военного конфликта на Донбассе. Ни в коем случае мы не имеем права изменять хотя бы один пункт этого текста. Это основной документ. Если бы он выполнялся, мы бы жили в совсем другой стране». То есть де-факто переговоры продолжаются.

Следует заметить, что в дискуссию по «минскому формату» вклинился Л.Кравчук. Он предложил «на той части востока Украины, который под контролем нашей власти, нужно очень быстро решить один вопрос – дать тем регионам наибольшие конституционные полномочия, чтобы они имели право решать все вопросы: экономические, социальные, культурные, кадровые, кроме некоторых – как территориальная целостность и оборона, безопасность, поскольку это вопросы уже не региональной власти, а общенациональной».

Это выглядит как реальная переговорная позиция Киева по тому, как ему видится формат децентрализации/федерализации. То есть предлагается сделать контролируемый Киевом участок Донецкой и Луганской областей пилотным проектом по федерализации, чтобы продемонстрировать ДНР и ЛНР, как будут воочию выглядеть предлагаемые им условия. Альтернатива же этому – продолжающаяся экономическая блокада, не считаясь с человеческими жизнями и проблемами мирных граждан.

В пользу того, что это может быть предложено именно в таком виде для переговоров, говорит и заявление замглавы АП Украины по международным отношениям В.Чалого:  «Я считаю, что ближайшая неделя будет показательна с точки зрения возможностей и выполнения минских соглашений, в частности Меморандума от 19 сентября и Протокола от 5 сентября … могут быть элементы политического урегулирования. Официальный Киев на них готов».

Не исключено, что своеобразным гарантом этих переговоров может выступить Франция в лице президента Ф.Олланда.

6 декабря Ф.Олланд, как сообщается в СМИ, неожиданно встретился с президентом РФ В.Путиным в аэропорту Внуково-2. По результатам встречи было объявлено, что «Москва и Париж смогут найти способ разрешения украинского кризиса». Причем Ф.Олланд и до этой встречи, и сразу после нее проводил телефонные переговоры с П.Порошенко.

Кроме того, в воскресенье состоялся телефонный разговор Олланда с А.Меркель, во время которого они «провели оценку появившихся перспектив прогресса». О том, что позиция Европы по отношению к механизмам урегулирования кризиса трансформируется, свидетельствует и высказывание Ф.Олланда на встрече 5 декабря с Н.Назарбаевым о том, что «территориальная целостность Украины должна быть сохранена, но при предоставлении восточным регионам определенной автономности».

После встречи с французским президентом В.Путин отметил, что «ситуация трагическая, до сих пор люди гибнут, но я очень надеюсь, что в ближайшее время всё-таки будет принято окончательное решение, связанное с прекращением огня. Мы сейчас только что с президентом Франции об этом говорили очень подробно». Он также отметил, что страны намерены сделать дополнительные шаги по «обмену пленными». И особо подчеркнул: «И, конечно, я исхожу из того, что будет восстанавливаться хозяйственная жизнь, и любые элементы какой-либо блокады этого региона будут исключены из практической жизни, поскольку иначе трудно себе представить восстановление территориальной целостности страны. А мы, как известно, вы знаете, Россия территориальную целостность Украины поддерживает».

То есть как минимум в треугольнике Москва — Киев — Париж / Берлин (а последние явно выступают в тандеме, хотя и имеют несколько отличающиеся интересы в текущем кризисе) наметилось некоторое согласие о возможных шагах по урегулированию украинского кризиса. Хотя нельзя не отметить, что сомнения в необходимости участия представителей ЕС в этом процессе высказывают в ДНР. В частности, Д.Пушилин отметил, «что касается разговоров об участии в минском процессе США и Евросоюза, то я эту идею считаю неприемлемой».

США продолжают вилять. С одной стороны, Вашингтон заявляет о необходимости всем сторонам придерживаться минских договоренностей, с другой – делает попытки к смене этого формата или полной его замены. Кроме того, Вашингтон явно давит на Киев с целью ужесточить его позицию относительно ДНР и ЛНР. Скорее всего, идея полной экономической блокады республик была предложена американскими консультантами Киева. Европа же явно заинтересована в деэскалации ситуации и всячески ищет общие точки пересечения противостоящих сторон. И, похоже, что достаточно удачно.

Все упрется в то, насколько самостоятельным может быть Киев в своих решениях. Если все же определенная самостоятельность присутствует, то новый раунд минских переговоров может пройти достаточно удачно.

Виктор Костенко

Источник: odnarodyna.com.ua

Be the first to comment on "В преддверии встречи в Минске: перспективы переговоров"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*