Россия — Грузия: шаг навстречу?

О внутригрузинских проблемах, ситуации на Украине и о том, сможет ли Грузия наладить отношения с Россией, Абхазией и Южной Осетией, «Кавказской политике» рассказал председатель парламентского комитета отраслевой экономики и экономической политики, один из лидеров политобъединения «Промышленность спасет Грузию», секретарь парламентской фракции «Грузинская мечта – промышленники» Зураб Ткемаладзе.

— Как вы думаете, почему на Украине активизировались бывший президент Грузии Саакашвили и его однопартийцы? Известно, что некоторые из них даже получили министерские посты. Что вы намерены делать в этой связи?

— Неудивительно, что «националы» во главе с экс-президентом Саакашвили активизировались на Украине. Ведь у них с Украиной всегда были такие особые отношения. Так что это было ожидаемо…

Хотя посты в новом украинском правительстве занимают бывшие соратники разыскиваемого бывшего президента, Грузия, как заявила наш министр иностранных дел, намерена продолжать стратегическое партнерство с Украиной.

— А как вы расцениваете подписанный Россией новый договор с Абхазией?

— Россия, конечно, могла не подписывать договор с Абхазией.

— Но подписала. Вы, наверное, помните слова президента Путина, что он не будет против, если грузины найдут общий язык с Южной Осетией и Абхазией, но тут вышло по-другому. Как это восприняли грузинские законодатели, и что они намерены сделать?

— Говорить одно, а делать – другое. Мы полностью придерживаемся формата женевских встреч. Считаю, что для абхазов будет лучше, если грузины и абхазы будут вместе. Тогда у нас получится реальный результат.

— А не лучше ли вам говорить напрямую с Абхазией и Южной Осетией, чем встречаться в Женеве?

— Кстати, женевский формат это предусматривает. Конечно, нам хочется напрямую говорить и с Москвой тоже, но у нас нет дипломатических отношений. Это неприемлемо, конечно, что Москва оформляет договор с Сухуми, а по Южной Осетии провели колючую проволоку и готовят такой же договор. Все это, конечно, мешает урегулированию отношений между Грузией и Россией. Мы готовы разговаривать с Россией, но сомневаемся, что она тоже хочет этого.

— Россия, хочет она того или нет, — другое дело, но ведь грузинская сторона должна попытаться как-то договориться с ней. С вашей стороны (я имею в виду правящую коалицию «Грузинская мечта») хотя бы были попытки напрямую говорить с Москвой… Или вы считаете, что женевский формат позволит вам улучшить отношения с Россией?

— У нас не только женевский формат работает. Есть еще и встречи спецпредставителя премьера Грузии Зураба Абашидзе с заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным.

— Но ведь они только экономические вопросы обсуждают, этого разве достаточно?

— Вы мне говорите, что тут решались только экономические вопросы и не было других требований. Я так не думаю. Они и по другим вопросам тоже работают.

— А что вы можете сказать о проделанной работе грузинским министерством иностранных дел. Вы вообще довольны работой этого ведомства?

— Как раз потому, что посчитали недостаточной работу министерства иностранных дел, премьер и ввел пост специального представителя, и ведутся встречи в формате Абашидзе – Карасин.

Я бы хотел, чтобы путем этих встреч наши отношения улучшились. Если и Россия тоже сделает встречные шаги, тогда, конечно, дела пойдут лучше, и все будет более благоприятно, нежели сейчас. Мы ждем встречных шагов и от России тоже, но, к сожалению, пока это не получается.

— Раз не получается, значит нужно что-то менять. А что вы можете предложить Москве в таком случае? У вас есть, как говорится, своя домашняя заготовка, чтобы результат получился позитивным в отношениях с Россией?

— Я не думаю, чтобы такой формат, как встречи Карасин — Абашидзе были нерезультативными, и нужно переходить к другим форматам.

— Понятно, что между Грузией и Россией нет дипломатических отношений, но, несмотря на это, точки соприкосновения можно найти. Грузинские парламентарии хотя бы в рамках ПАСЕ встречались со своими российскими коллегами?

— Насколько мне известно, не было такого. Во всяком случае, у меня нет такой возможности. Вы думаете, если парламентарии подключатся, это поможет делу?

— А почему бы и нет? Как говорится, попытка не пытка. С Москвой у вас не получается, но хоть с Сухуми и Цхинвали пытались говорить?

— Я же вам сказал, что есть женевский формат, и по этому формату как раз и разговариваем…

— Но, к сожалению, пока ничего положительного не видно. Давайте перейдем к внутригрузинским вопросам. Вы возглавляете парламентский комитет отраслевой экономики и экономической политики. Не секрет, что лари ежедневно обесценивается. Что вы намерены предпринять, чтобы как-то улучшить материальное состояние рядовых грузин?

— Во-первых, должен вам сказать, что национальная валюта не обесценилась. Это временное падение курса. Чтобы его поднять, принимаются всевозможные шаги со стороны как Национального банка, так и министерств финансов и экономики.

— Да они говорят, что идет стабилизация лари, но мы только и видим, как его курс стремительно падает. В чем причина, можете сказать?

— По-моему, тут значительную роль сыграла и паника среди населения. Ведь все почему-то хотят закупать доллары. Считаю, что это результат искусственно созданной паники.

— Как на этот процесс могут повлиять внешние факторы? Например, падение российского рубля?

— Когда в соседних странах такая же ситуация, это не может негативно не отразиться и на нас тоже. Так что это беда не только Грузии.

— Можете сказать: почему, когда во всем мире цена на нефть падает, в Грузии бензин остается таким же дорогим, как и раньше?

— На нефть цена, конечно, падает, но чтобы это отразилось на местном рынке, нужно время. Это будет происходить постепенно.

Фридон Дочия

Источник: kavpolit.com

Be the first to comment on "Россия — Грузия: шаг навстречу?"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*