Промышленный закат Беларуси

Куда более серьезными оказываются проблемы белорусской промышленности, если пересчитать все произведенное ею в 2015 году в долларовом эквиваленте.

На прошлой неделе вышли итоговые данные по промышленному производству за 2015 год. Падение объемов промпроизводства по сравнению с 2014 годом в сопоставимых ценах, зафиксированное Белстатом, составило 6,6%. Для белорусского экономического «чуда» это безусловный обвал.

Чтобы понять его глубину, отметим, что кризис 2009 года также привел к падению промпроизводства, но тогда оно составило 3,1%. То есть по сравнению с 2009 годом темпы падения удвоились.

Но куда более серьезными оказываются проблемы белорусской промышленности, если пересчитать все произведенное ею в 2015 году в долларовом эквиваленте.

Так, в 2015 году промышленность произвела продукции на 729 005,2 млрд. рублей, в 2014-м – на 673 850 млрд., в 2009-м – на 129 374 млрд. рублей. С учетом среднегодового курса доллара получаем 44,9 млрд., 65,7 млрд. и 46,1 млрд. долларов США соответственно.

Таким образом, в долларовом выражении объем производства в прошлом году сократился по сравнению с кризисным 2009 годом на 3%, а по сравнению с 2014 годом – почти на треть – на 32%, не добрав более 20 млрд. долларов.

Золотые комбайны 

Напомним, в 2009 году выжить белорусской промышленности помог кредит МВФ, который в связи с резким ухудшением платежного баланса страны был увеличен до 3,5 млрд. долларов. В 2015 году кредит МВФ получить не удалось, но страна также активно заимствовала деньги за рубежом. За 11 месяцев 2015 года на внешний госдолг «легло» более 2 млрд. долларов, в том числе у России (правительство плюс банки) Беларусь одолжила около 1,5 млрд. и еще почти полмиллиарда – у Китая. При этом правительство нарастило внутренний валютный долг почти до 2 млрд. долларов. Но если внешние валютные займы в основном привлекались для погашения прошлых внешних долгов, то внутренние шли на поддержку деградирующих предприятий.

Так, летом 2015 года была оказана поддержка производителям сельхозтехники – МТЗ и «Гомсельмашу» – через выпуск облигаций. МТЗ разрешено было выпустить облигаций на 150 млн. долларов, а «Гомсельмашу» – на 428 млн. долларов.

В итоге производство тракторов в 2015 году по сравнению с 2014-м упало почти на четверть (24,2%), тракторов (всего) было произведено в стране за 2015 год 34,3 тыс. штук, что ниже показателя 2004 года, а в 2009 кризисном году было произведено более 50 тыс. тракторов, как и в 2014-м.

Производство комбайнов стало штучным. За год произведено всего 146 комбайнов. Интересно, сколько бы денег сэкономил бюджет, если бы вовсе закрыл предприятие на год и выплатил работникам компенсацию, вместо того чтобы оплачивать валютой производство полутора сотен комбайнов? А еще можно по результатам прошедшего года придумать новую задачку по математике для школьников. За сколько месяцев будет потрачен кредит МВФ в размере 3 млрд. долларов, если почти полмиллиарда растворились на «Гомсельмаше» практически незаметно?

Последние партии 

О падении производства некогда «нашей гордости» – грузовых автомобилей – в последние годы говорилось не раз. Итоговые годовые данные лишь подтвердили предположение о том, что и эта отрасль, похоже, находится в состоянии коллапса. За год было произведено 3,5 тыс. грузовых автомобилей. Ни старожилы, ни Белстат, который, впрочем, приводит годовые данные по грузовым автомобилям вместе с самосвалами, такого не помнят. Но даже прибавка произведенных в 2015 году самосвалов в количестве 1,8 тыс. штук заметно не меняет общей картины по грузовикам. Прежний самый низкий за последние 15 лет показатель производства был зафиксирован в 2009 году: тогда грузовых автомобилей вместе с самосвалами было произведено аж 11,2 тыс. штук.

Вероятно, последнюю «партию» металлорежущих станков, измеряемую в тысячах, в 2015 году выпустило белорусское станкостроение – всего 1066 штук. В 2014 году их было выпущено 2,8 тыс.

Есть и другие печальные истории. Похоже, последние дни доживает белорусская телевизионная отрасль. За год было произведено 22,2 тыс. телевизоров, что составило менее четверти от объема производства 2014 года, когда он впервые с начала века упал ниже трехзначных цифр в тысячах штук. При этом телевизоров в 2015 году было произведено в 10 раз меньше, чем в 1995 году.

Что касается другой бытовой техники, то в 2015 году выросло на 34% производство стиральных машин, но их количество (203,6 тыс. штук) не достигло уровня кризисного 2009 года (236,4 тыс. штук). Объем производства холодильников, сократившись за год почти на 10%, приблизился к уровню 2003 года.

Старый Новый год 

Вся вышеперечисленная продукция – это «лица» конкретных белорусских гигантов, которых мы так бережно сохраняли после развала СССР, «запуская» каждый раз ценой массированной господдержки. В них вбрасывались огромные средства то для «модернизации», то для производства «инновационной высокотехнологичной» продукции, то просто для «финансового оздоровления», которое становилось необходимым после прошлых инноваций и модернизаций.

И ведь все эти годы, наблюдая за развитием белорусского «чуда», паразитировавшего на внешней конъюнктуре, не раз здравомыслящие люди предупреждали: чудес не бывает.

«Верю не в чудо, в наши силы и способности. Мы это сможем, если все вместе будем трудиться с полной отдачей и видеть перед собой цель, преодолевая трудности и сложности, будем идти. И ни в коем случае не останавливаться», – усомнился в существовании чуда даже Александр Лукашенко, который вдруг решил отпраздновать Старый Новый специальным приемом.

А в это время Минфин делает как раз то, к чему призывает президент: он не останавливается, продолжает наращивать внутренний валютный долг и объявил о размещении очередного выпуска валютных облигаций. Эти облигации будут проданы как физлицам, чтобы расплатиться с ними же за прошлые долги, так и напрямую банкам, в которых пока все еще хранятся валютные вклады все тех же граждан.

Ирина Крылович

Источник: belrynok.by

Be the first to comment on "Промышленный закат Беларуси"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*