Как СССР начинал войну в Афганистане

Тридцать пять лет назад было принято решение о вводе советских войск в Кабул.

Война в Афганистане длилась почти 10 лет, погибло более 15000 наших солдат и офицеров.

Число погибших в войне афганцев, по разным данным, достигает двух миллионов. А начиналось все с дворцовых переворотов и таинственных отравлений.

Накануне войны

«Узкий круг» членов Политбюро ЦК КПСС, принимающий решения по особо важным вопросам, собрался в кабинете Леонида Ильича Брежнева в первой половине дня 8 декабря 1979 года.

В число особо приближенных к генсеку входили председатель КГБ СССР Юрий Андропов, министр иностранных дел страны Андрей Громыко, главный идеолог партии Михаил Суслов и министр обороны Дмитрий Устинов. В этот раз обсуждалось положение в Афганистане, ситуация внутри и вокруг революционной республики, рассматривались аргументы ввода в ДРА советских войск.

Стоит напомнить, что Леонид Ильич к тому времени достиг самых высоких на 1/6 части планеты земных почестей, что называется, «достиг я высшей власти».

Пять золотых звезд сияло у него на груди. Четыре из них звезды Героя Советского Союза и одна Социалистического Труда. Здесь же Орден «Победа» — высшая воинская награда СССР, бриллиантовый символ Победы. В 1978 году он стал последним, семнадцатым кавалером из числа удостоенных этой чести, за организацию коренного перелома во Второй мировой войне. Среди обладателей такого ордена — Сталин и Жуков. Всего было 20 награждений и семнадцать кавалеров (трое награждались дважды, Леонид Ильич и здесь сумел всех превзойти — в 1989 году он был лишен награды посмертно). Маршальский жезл, золотая сабля, готовился проект конной статуи.

Эти атрибуты давали ему неоспоримое право на принятие решений любого уровня. Тем более, советники докладывали, что из Афганистана по части верности социалистическим идеалам и управляемости можно сделать «вторую Монголию».

Для утверждения полководческого таланта товарищи по партии посоветовали генсеку ввязаться в небольшую победоносную войну. В народе поговаривали, что дорогой Леонид Ильич замахивается на звание генералиссимуса.

Но, с другой стороны, в Афганистане и правда было не спокойно.

Плоды Апрельской революции

27-28 апреля 1978 года в Афганистане произошла Апрельская революция (с языка дари этот дворцовый переворот называют еще Саурской революцией). (Правда, с 1992-го годовщина Апрельской революции отменена, взамен нее сейчас отмечается День победы афганского народа в джихаде против СССР.)

Поводом для выступления оппозиции против режима президента Мухаммеда Дауда стало убийство коммунистического деятеля, редактора газеты по имени Мир Акбар Хайбар. В убийстве обвинили тайную полицию Дауда. Похороны оппозиционного редактора вылились в демонстрацию против режима.

Среди организаторов беспорядков были лидеры Народно-демократической партии Афганистана Нур Мухамед Тараки и Бабрак Кармаль, которых арестовали в тот же день. Еще один лидер партии Хафизулла Амин еще до этих событий был заключен под домашний арест за подрывную работу.

Итак, три лидера пока еще вместе и у них нет особых разногласий, все трое под арестом. Амин с помощью сына передал тогда верным НДПА (Народно-демократической партии Афганистана) войскам приказ о начале вооруженного восстания. Произошла смена правительства. Президент и вся его семья были убиты. Тараки и Кармаля освободили из тюрьмы.

Как видим, революция или то, что мы называем революцией, далась легко. Военные взяли дворец, ликвидировали главу государства Дауда вместе с семьей. Вот и все — власть в руках «народа».

Афганистан объявили Демократической Республикой (ДРА). Главой государства и премьер-министром стал Нур Мухаммед Тараки, его заместителем — Бабрак Кармаль, пост первого заместителя премьера и министра иностранных дел предложен организатору восстания Хафизулле Амину. Пока их трое.

Но полуфеодальная страна не спешила проникаться марксизмом и внедрять на афганской земле советскую модель социализма с раскулачиванием, отъемом земель у помещиков, насаждением комитетов бедноты и партийных ячеек. Специалистов из Советского Союза местное население встречало в штыки. На местах начались волнения, переходящие в мятежи.

Ситуация ухудшилась, страна словно вошла в штопор. Триумвират стал рассыпаться.

Первым вычистили Бабрака Кармаля. В июле 1978 года он был отстранен от должности и отправлен послом в Чехословакию, откуда, зная сложность ситуации на родине, возвращаться не торопился.

Начался конфликт интересов, война амбиций уже между двумя лидерами. Вскоре Хафизулла Амин начал требовать от Тараки отречения от власти, хотя тот уже побывал в Гаване, в Москве, был тепло встречен Леонидом Ильичем Брежневым, заручился его поддержкой.

Пока Тараки путешествовал, Амин подготовился к захвату власти, сменил офицеров, верных Тараки, ввел в город подчиненные его клану войска, а затем решением внеочередного заседания Политбюро ЦК НДПА Тараки и его соратники были сняты со всех постов и исключены из партии. 12 тысяч сторонников Тараки были расстреляны. Дело было поставлено так: вечером арест, ночью — допрос, утром — расстрел. Все в восточных традициях.

Москва уважала традиции, пока дело не дошло до устранения Тараки, который не согласился с решением ЦК об отстранении его от власти. Не добившись уговорами отречения, опять же в лучших традициях Востока, Амин приказал своей личной охране задушить президента. Это произошло 2 октября 1979 года. Народу Афганистана лишь 9 октября официально объявили, что «после непродолжительной и тяжелой болезни в Кабуле скончался Нур Мухаммед Тараки».

Плохой-хороший Амин

Убийство Тараки повергло Леонида Ильича в печаль. Ему все-таки сообщили, что его новый друг умер скоропостижно не в результате непродолжительной болезни, а был коварно задушен Амином.

По воспоминаниям тогдашнего руководителя Первого главного управления КГБ СССР (внешней разведки) Владимира Крючкова, — «Брежнев, будучи человеком преданным дружбе, тяжело переживал смерть Тараки, в какой-то мере воспринимал ее как личную трагедию. У него сохранилось чувство вины за то, что именно он, якобы, не уберег Тараки от неминуемой гибели, не отговорив от возвращения в Кабул. Поэтому Амина после всего произошедшего он вообще не воспринимал».

Однажды во время подготовки документов к заседанию комиссии Политбюро ЦК КПСС по Афганистану, Леонид Ильич сказал сотрудникам: «Амин — нечестный человек». Этой реплики стало достаточно, чтобы начать поиск вариантов к устранению Амина от власти в Афганистане.

Москва между тем получала из Афганистана противоречивую информацию. Это объясняется тем, что ее добывали конкурирующие между собой ведомства (КГБ, ГРУ, МИД, Международный отдел ЦК КПСС, различные министерства).

Командующий Сухопутными войсками генерал армии Иван Павловский и главный военный советник в Демократической Республике Афганистан Лев Горелов, используя данные ГРУ и информацию, полученную, во время личных встреч с Амином, сообщали в Политбюро мнение о лидере афганского народа как о «верном друге и надежном союзнике Москвы в деле превращения Афганистана в непоколебимого друга СССР». «Хафизулла Амин является сильной личностью и должен оставаться во главе государства».

По каналам внешней разведки КГБ сообщалась совершенно противоположная информация: «Амин — тиран, развязавший в стране террор и репрессии против собственного народа, предал идеалы Апрельской революции, вступил в сговор с американцами, ведет предательскую линию на переориентацию внешней политики с Москвы на Вашингтон, что он попросту — агент ЦРУ». Хотя никто и никогда из руководства внешней разведки КГБ ни разу не представил настоящих доказательств антисоветской, предательской деятельности «первого и самого верного ученика Тараки», «предводителя Апрельской революции».

Кстати, после убийства во время штурма дворца «Тадж-Бек» Амина и его двух малолетних сыновей, вдова лидера революции с дочкой и младшим сыном поехала жить в Советский Союз, хотя ей предложили любую страну на выбор. Она сказала тогда: «Мой муж любил Советский Союз».

Но вернемся на совещание 8 декабря 1979 года, на которое собрался узкий круга Политбюро ЦК. Брежнев слушает. Товарищи Андропов и Устинов приводят доводы в необходимость ввода советских войск в Афганистан.

Первый из них — защита южных рубежей страны от посягательств США, планирующих включить среднеазиатские республики в зону своих интересов, размещение на территории Афганистана американских ракет «Першинг», что ставит под угрозу космодром Байконур и другие жизненно важные объекты, опасность отделения от Афганистана северных провинций и присоединения их к Пакистану. В итоге решили рассмотреть два варианта действий: устранить Амина и передать власть Кармалю, послать в Афганистан часть войск для выполнения этой задачи.

Вызванный на встречу с «малым кругом Политбюро ЦК КПСС» начальник Генштаба маршал Николай Огарков в течение часа пытается убедить руководителей страны от пагубности самой идеи ввода советских войск в Афганистан. Маршалу это не удалось сделать.

На следующий день, 9 декабря Огаркова опять вызвали к Генеральному секретарю. В кабинете на этот раз были — Брежнев, Суслов, Андропов, Громыко, Устинов, Черненко, которому поручили вести протокол заседания. Маршал Огарков настойчиво повторил свои доводы против ввода войск. Он ссылался на традиции афганцев, не терпевших на своей территории иноземцев, предупреждал о вероятности втягивания наших войск в боевые действия, но все оказалось напрасным.

Маршала одернул Андропов: «Вас пригласили не для того, чтобы заслушивать ваше мнение, а чтобы вы записывали указания Политбюро и организовывали их выполнение». Точку в споре поставил Леонид Ильич Брежнев: «Следует поддержать Юрия Владимировича».

Так было принято решение, имевшее грандиозный результат, который выведет на финишную прямую крушение СССР. Трагедию Советского Союза из лидеров, принявших решение о вводе советских войск в Афганистан, не увидит никто. Смертельно больные Суслов, Андропов, Устинов, Черненко, развязав войну, ушли от нас в первой половине 80-х, не пожалев о содеянном. В 1989 году умрет Андрей Андреевич Громыко.

На ввод советских войск в Афганистан повлияли и западные политики. Решением министров иностранных дел и обороны НАТО 12 декабря 1979 года в Брюсселе был принят план размещения в Западной Европе новых американских ракет средней дальности «Круз» и «Першинг-2». Эти ракеты могли поражать практически всю европейскую часть территории СССР и нам надо было защищаться.

Окончательное решение

Именно в тот день — 12 декабря — и было принято окончательное решение о вводе советских войск в Афганистан. В Особой папке ЦК КПСС сохранился протокол этого заседания Политбюро, написанный секретарем ЦК К.У. Черненко. Из протокола видно, что инициаторами ввода советских войск в Афганистан были Ю.В. Андропов, Д.Ф. Устинов и А.А. Громыко.

При этом замалчивался важнейший факт, что первой задачей, которой придется решать нашим войскам, станет свержение и устранение Хафизуллы Амина и замена его советским ставленником Бабраком Кармалем. Поэтому ссылка на то, что ввод советских войск на афганскую территорию осуществлялся по просьбе законного правительства ДРА, вряд ли обоснована.

За ввод войск проголосовали единогласно все члены Политбюро. Однако примечательным является отсутствие на заседании Политбюро председателя Совета Министров СССР Алексея Косыгина, который, зная не простое состояние экономики страны, будучи человеком высоконравственным, категорически высказался против ввода войск в Афганистан. Считается, что с этого момента у него произошёл полный разрыв с Брежневым и его окружением.

Дважды отравленный Амин

13 декабря в локальную спецоперацию по устранению Амина вступил агент нелегальной разведки КГБ, возглавляемой генерал-майором Юрием Дроздовым, некий «Миша», свободно говорящий на фарси. В специальной литературе встречается его фамилия Талибов. Он был внедрен в резиденцию Амина в качестве шеф-повара, что говорит о блистательной работе нелегальной агентуры в Кабуле и самого генерала Дроздова, бывшего резидента в США. За афганскую операцию он будет награжден орденом Ленина.

Бокал с отравленным напитком кока-колы, приготовленный «Мишей» и предназначавшийся Амину, был случайно передан его племяннику, шефу контрразведки Асадулле Амину. Первую помощь при отравлении ему оказали советские военные врачи. Затем в тяжелейшем состоянии его отправили в Москву. А после излечения его вернули в Кабул, где его расстреляли по приказу Бабрака Кармаля. Власть к тому времени переменилась.

Вторая попытка повара «Миши» будет удачнее. В этот раз он не пожалел отравы для всего коллектива гостей. Сия чаша миновала лишь службу охраны Амина, так она питалась отдельно и вездесущий «Миша» со своим черпаком туда не добрался.

27 декабря Хафизулла Амин по случаю получения информации о вводе советских войск в Афганистан устроил пышный обед. Его заверили, что советское руководство удовлетворено изложенной версией о скоропостижной смерти Тараки и сменой руководства страны. СССР протягивал Амину руку помощи в виде ввода войск. На обед была приглашена военная и гражданская верхушка Афганистана.

Однако во время обеда многие гости почувствовали себя плохо. Некоторые потеряли сознание. Отключился и Амин. Супруга президента немедленно позвонила в Центральный военный госпиталь и поликлинику советского посольства. Первыми прибыли военные врачи полковники терапевт Виктор Кузнеченков и хирург Анатолий Алексеев. Определив массовое отравление, они начали реанимационные действия по спасению Хафизуллы Амина, находившегося в коме. Они-таки вытащили с того света президента.

Можно представить реакцию шефа внешней разведки Владимира Крючкова на это сообщение. А к вечеру началась знаменитая операция «Шторм-333» — штурм дворца Амина «Тадж-Бек», который продлился 43 минуты. Этот штурм вошел в учебники военных академий мира. На штурм ради смены Амина на Кармаля пощли спецгруппы КГБ «Гром» — подразделение «А», или, по версии журналистов «Альфа»(30 человек) и «Зенит» — «Вымпел» (100 человек), а также детище военной разведки ГРУ — мусульманский батальон» (530 человек) — 154-й отряд специального назначения, состоящий из солдат, сержантов и офицеров трех национальностей: узбеков, туркменов и таджиков.

В каждой роте был переводчик с фарси, ими были курсанты Военного института иностранных языков. Но кстати и без переводчиков таджики, узбеков и часть туркмен спокойно владели фарси — одним из основных языков Афганистана. Командовал советским мусульманским батальоном майор Хабиб Халбаев.

Потери при штурме дворца в спецгруппах КГБ составили всего пять человек. В «мусульманском батальоне» погибли шестеро. Среди десантников — девять человек. Погиб спасший Амина от отравления военный врач Виктор Кузнеченков. Закрытым Указом Президиума Верховного Совета СССР около 400 человек были награждены орденами и медалями. Четверо стали Героями Советского Союза. Орденом Боевого Красного Знамени (посмертно) наградили полковника Виктора Кузнеченкова.

Указа Президиума Верховного Совета СССР или другого правительственного документа о вводе войск так и не появилось. Все приказы отдавались устно. Только в июне 1980 года пленум ЦК КПСС одобрил решение о вводе войск в Афганистан. Факт убийства главы государства стал трактоваться Западом как свидетельство советской оккупации Афганистана. Это сильно тогда повлияло на наши отношения с США и Европой.

Между тем, США все же ввели свои войска в Афганистан и война там продолжается до сих пор — 35 лет.

Виктор Рыльский

Источник: km.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Be the first to comment on "Как СССР начинал войну в Афганистане"

Leave a comment

Войти с помощью: 

Your email address will not be published.


*